Новости проекта
Перенос и удаление уроков
Внесение изменений в личные данные
Важная информация
Голосование
Какое мероприятие Вы бы хотели посетить в шестой школьный день?
Всего 15 человек

Консультации по всем волнующим Вас вопросам: воспитание, развитие, общение, профориентация

Дата: 17 июня 2019 в 21:07, Обновлено 17 июня 2019 в 21:09

Консультации по всем волнующим Вас вопросам: воспитание, развитие, общение, профориентация

 

Роль семьи в выборе профессии
Можно ли унаследовать профессию?
Что могут сделать родители, чтобы помочь ребёнку выбрать профессию?
Будущая профессия вашего ребёнка
Как помочь ребёнку подготовиться к экзаменам 
 



РОЛЬ СЕМЬИ В ВЫБОРЕ ПРОФЕССИИ

Огромную роль в выборе будущей профессии играет семья, хотя сами подростки этого могут и не осознавать. Зачастую они ориентируются на профессии родственников. Всем нам известны примеры трудовых династий, когда несколько поколений одной семьи работают по одной специальности, и случаи когда кто-то становится «врачом, как мама» или «шофером, как папа».
С одной стороны, семейная традиция может ограничивать вероятный выбор. Подросток как бы по инерции, не пытаясь понять, насколько профессия родителей, действительно соответствует его собственным интересам и склонностям. 
С другой стороны, он очень хорошо представляет данную профессию и отдаёт себе отчет в том, какие качества для неё требуются. Например, дети врачей прекрасно знают, что медицинская профессия подразумевает срочные вызовы и сверхурочную работу, а также просьбы о помощи со стороны знакомых и соседей, а дети учителей – что необходимо готовиться к урокам и проверять тетради. 
Таким образом, если подросток выбирает профессию родителей, важно обсудить с ним мотивы его выбора, понять, что им движет. 
Семья – это то пространство, где формируется отношение к работе, к профессиональной деятельности. У каждого из нас, взрослых, есть свое представление о работе, которое мы, порой сами того не замечая, передаём ребенку. Если родители относятся к работе как к значимой части собственной жизни, рассматривают ее как средство самореализации и самовыражения, то ребёнок с раннего детства усваивает, что удовлетворенность жизнью напрямую связана с работой, и наоборот. 
Важно понимать, что выбор, который ребёнок делает сейчас, не окончателен. Никто не знает, как изменится наша жизнь через 10 лет, какова будет ситуация на рынке труда. Возможно, что профессии, которые в настоящее время оплачиваются достаточно высоко, совсем не будут таковыми, и наоборот. Многие из нас по разным причинам меняют профессию в течение жизни. Некоторые люди всю жизнь остаются верными избранной профессии, другие пробуют себя в разных областях профессиональной деятельности. 
Ни тот, ни другой путь не является единственно правильным, и невозможно предсказать, по какому пути пойдут наши дети. Тот выбор, который они делают на данном этапе, отражает их нынешние интересы и потребности. 
Возможно, выбранный ими профиль обучения или профессия всегда будет им интересна, а может, через некоторое время их предпочтения изменятся. В любом случае остается возможность что-то переиграть или начать заново. И это говорит не о том, что выбор профессии был сделан неудачно, а, напротив, о стремлении человека наиболее полно реализовать свои возможности в профессиональной деятельности. 
Ситуация выбора профессии в некотором смысле похожа на игру в рулетку: можно поставить на одно-единственное поле, но вероятность выигрыша в этом случае очень мала. А если сделать несколько ставок, то эта вероятность возрастает во много раз. Хорошо, если в ситуации выбора профессии у подростка имеется запасной вариант. Как правило, сами подростки об этом варианте не задумываются, и задача родителей – поставить перед ними вопрос: что они будут делать, если по каким-то причинам им не удастся реализовать намеченные планы? Обсудить с подростком пути его будущего можно по-разному. У кого-то можно спросить прямо: «А что ты будешь делать, если у тебя не получится стать переводчиком?». 
Тревожному подростку можно предложить пофантазировать: «Давай представим, какие еще профессии ты мог бы выбрать», или обсуждать эту проблему применительно к третьим лицам: «Представляешь, Саша всю жизнь мечтал стать футболистом, но получил травму, и ему пришлось уйти из спорта. Теперь он думает, кем быть». 
И, наконец, самое главное для подростков, как бы они ни стремились к самостоятельности, - это ощущение поддержки со стороны взрослого, для детей очень важно, что по трудному пути самоопределения они идут не одни, что рядом находится взрослый, который поддержит в трудную минуту и поможет, какой бы путь они не выбрали. Это ощущение придает уверенность в своих силах и побуждает к достижениям, теперь уже не учебным, а профессиональным.
 



МОЖНО ЛИ УНАСЛЕДОВАТЬ ПРОФЕССИЮ?

В некоторых семьях, в силу сложившихся традиций, к тому моменту, когда возникает проблема выбора профессии, ни у кого не возникает сомнений в отношении профессионального будущего ребенка. Обычно в таких случаях говорят: «У нас в роду все военные»; «Я не стала певицей, хотя и мечтала об этом всю свою жизнь, пусть дочка ею будет»; «Мы назвали тебя в честь твоего дедушки, а он был известным юристом. Надеемся, что ты пойдешь по его стопам».
Эта точка зрения очень древняя. Она ведет свою историю еще от Платона, который утверждал, что способности имеют биологическое происхождение, т. е. их проявление целиком зависит от того, кто был родителем ребенка, от того, какие черты унаследованы. Обучение и воспитание может лишь изменять скорость их появления, но они всегда проявятся тем или иным образом. В качестве доказательства врожденности способностей обычно указывают на факты их проявления в детском возрасте, когда воздействие обучения и воспитания, казалось бы, еще не могло быть определяющим. Так, например, музыкальная одаренность Моцарта обнаружилась в 3 года, Гайдна — в 4. Талант в живописи и в скульптуре проявляется несколько позднее: у Рафаэля — в 8 лет, у Ван-Дейка — в 10, у Дюрера — в 15 лет.
Подход к наследственной природе способностей нашел отражение во взглядах, связывающих способности человека с ве­личиной его мозга. Как известно, мозг взрослого человека весит в среднем около 1400 г. Взвешивание мозга выдающихся лю­дей показало, что их мозг несколько больше средней величины. Так, масса мозга И. С. Тургенева— 2012 г, мозга Д. Байрона — несколько меньше — 1800 г. Однако можно привести не меньше примеров знаменитостей, мозг которых был менее средней величины: у известного химика Ю. Либиха мозг весил 1362 г, а у писателя А. Франса — 1017 г. Более того, оказалось, что самый большой и тяжелый мозг — более 3000 г оказался у умственно отсталого человека. Однако в обыденной жизни связь между массой мозга и способностями человека сохраняется и по сей день: людей с высоким лбом заведомо наделяют умом и ожидают от них разумных предложений, а умствен­ные способности человека с низким лбом оцениваются крайне невысоко, без всякой на то научной основы.
Определенная связь с идеей наследования способностей прослеживается в учении Ф. Галля, получившем название френология (от греч. phrenos — «ум», logos — «учение»). Френологи пытались проследить, как зависят психические особенности человека от наружной формы черепа. Основная идея заключалась в следующем: в коре головного мозга имеются раз­личные центры, каждый из которых отвечает за определенную способность человека. Степень развития этих способностей находится в прямой зависимости от величины соответствующих частей мозга. Сильно развитые центры давят на кости черепа изнутри и на них появляются выпуклости — шишки. На основе специальных измерений была составлена френологическая карта, где поверхность черепа разбивалась на 27 участков, каждый из которых соответствовал определенной индивидуальной особенности. Среди них «шишки способностей» к музыке, поэзии, живописи; «бугры» честолюбия, скупости, храбрости и т. д. Однако впоследствии многочисленные исследования показали, что череп вовсе не повторяет форму коры головного мозга. Поэтому определение по шишкам и впадинам черепа ум­ственных и нравственных особенностей человека антинаучно и беспочвенно. Еще менее научным был метод, которым соз­давалась френологическая карта. Для этой цели изучались скульптурные или живописные портреты таких мифических и легендарных людей, как библейский Моисей, святой Антоний, Гомер и др., само существование которых, а тем более дос­товерность изображения являются достаточно спорными.
В то же время следует отметить важность сделанного Ф. Галлем предположения о нахождении центров различных психических функций в коре головного мозга, что впоследствии получило подтверждение в работах Г. Фрича и Э. Гитцига. Одним из известных приверженцев этого направления является Ф. Гальтон, объяснявший наследование способностей, исходя из принципов эволюционной теории Ч. Дарвина. Анализируя биографии выдающихся деятелей, Гальтон пришел к выводу, что совершенствование человека возможно лишь путем выведения на основе законов наследственности расы особо одаренных — умственно и физически сильных людей. Продолжая линию Гальтона в XX веке, Коте определял степень одаренности известных людей по количеству строк, отведенных им в энциклопедическом словаре, и выделил около 400 человек, чьи высо­кие способности прослеживаются в нескольких поколениях.
При рассмотрении возможностей наследования способно­стей особенно впечатляет история семьи немецких музыкантов Бахов. Впервые большие музыкальные способности в ней проявились в 1550 г. Родоначальником семьи был булочник В. Бах, который, как отмечал Т. Рибо в своем труде «Наслед­ственность душевных свойств», после работы отводил душу музыкой и пением. У него было два сына, с них-то и начинается непрерывный ряд музыкантов, известных в Германии на протяжении двух веков. В семье Бахов было около 60 музыкантов, из них более 20 — выдающиеся. Но всемирную славу этой фамилии принес гениальный композитор Иоганн Себастьян Бах.
Установлено также, что прабабушка Л.Н. Толстого — Ольга Трубецкая и прабабушка А.С. Пушкина — Евдокия Трубецкая были родными сестрами. Пять крупнейших представителей немецкой культуры — поэты Шиллер и Гельдерлин, философы Шеллинг и Гегель, а также физик Макс Планк состояли в родстве: у них был общий предок — Иоганн Кант, живший в XV веке.
В одной из старых научных работ, проведенных в рамках этой концепции, приводятся следующие данные. Определялась музыкальность детей, у которых либо оба родителя были музыкальны, либо оба немузыкальны.
Достаточно очевидно, что подобные факты не являются строгими, поскольку не позволяют установить действие наследственности и среды: при выраженных способностях родителей с большей вероятностью создаются благоприятны, а иногда и уникальные условия для развития тех же способностей у детей. В связи с этим можно вспомнить яркие описания регулярных музыкальных праздников в семье Бахов. В их семейном хоре каждый участник, включая детей, получал свой «голос» и должен был вести его в сложной многоголосной фуге.
В пользу наследственности способностей свидетельству! также существующие многочисленные династии артистов, художников, моряков, врачей, педагогов. Однако в большинстве случаев следует говорить не о биологической, а о социальной наследственности. Ребенок идет по стопам родителей только из-за наследственной предопределенности, но и потому, что с детства узнал и полюбил их профессию. Так, всем известна цирковая династия семьи Дуровых, в которой дети с самого раннего возраста принимают участие в представлениях, ухаживают и дрессируют животных и в результате сами начинают вести аттракцион. Концепцию наследственности способностей нельзя признать объясняющей все факты проявления способностей, и следование ей является скорее результатом психологической малограмотности. По существу, в настоящее время это «удобное» объяснение способностей (как «дар природы») освобождает от необходимости искать причины плохой дисциплины, успеваемости учащихся и находить способы их устранения.
Воспитание способностей
Представители другой крайней точки зрения считают, что выбор профессии, впрочем, как и особенности психики человека целиком зависят от качества воспитания и обучения. Так, еще в XVIII веке К.А. Гельвеции провозгласил, что с помощью специального воспитания можно сформировать гениальность. Сторонники данного направления ссылаются на случаи, когда дети самых отсталых и примитивных племен, получив соответствующее обучение, ничем не отличались от образованных европейцев. В качестве примеров также говорят о случаях, когда ребенок в силу каких-то причин лишается возможностей общения с взрослыми и сверстниками. В результате человека в полном смысле этого слова из него не получается. Это особенно ярко проявляется при встречах с так называемыми «детьми-маугли», т. е. детьми, унесенными животными и воспитывающимися в звериной стае. Если таких детей удавалось найти и поймать, то, после длительного пребывания среди зверей, они уже не могли научиться говорить, по-человечески есть, одеваться, ухаживать за собой и вскоре погибали. Подоб­ные случаи убедительно свидетельствуют о непоправимом уроне, даже невозможности собственно человеческого развития вне общества людей. Доказательством социального происхо­ждения способностей могут служить также факты массового развития некоторых специальных способностей у представителей разных народов. Так, известно, что среди представителей северных племен много хороших охотников, итальянцы любят и умеют петь, жители приморья — умелые рыбаки.
В исследованиях под руководством А.Н. Леонтьева было показано, что среди русских людей музыкальным слухом обладает примерно 30%, зато все вьетнамцы на 100% музыкальны. Как оказалось, это связано с особенностями языка: у русских — он тембровый, а у вьетнамцев — тональный, т. е. развиваю­щий музыкальный слух. Поэтому вьетнамские дети, овладевая своей речью, одновременно развивают музыкальные способности.
Раз способности развиваются в деятельности, то можно предположить, что чем раньше человек начнет пробовать себя в разных видах деятельности, тем раньше он проявит способности к одной из профессий. Первые толчки к развитию способностей начинаются с раннего плавания, ранней гимнастики, раннего хождения или ползания, т. е. с очень раннего физического развития. Да и раннее чтение, ранний счет, раннее знакомство и работа со всякими инструментами и материалами тоже дают толчки к развитию способностей, и самых разных. Но когда именно следует начинать развивать творческие способности?
Интересно, что ни у кого не возникает подобного вопроса, когда ребенка учат разговаривать. Мама и папа, бабушка и дедушка, другие взрослые просто говорят с ним, начиная с дня его рождения. И в результате через определенное время ребенок начинает говорить. Условия для того, чтобы это произошло, были обеспечены взрослыми заранее. Они опережали развитие речи, непрерывно стимулировали его. В результате этих усилий созревание соответствующих отделов мозга шло успеш­но. Таким образом, для развития тех или иных способностей необходимо создать ребенку такие условия, которые бы развивали в нем именно то, что в данный момент может наиболее эффективно развиваться, т.е. учитывали его чувствительность к тем или иным воздействиям или, как говорят психологи, — сензитивностъ. Очевидно, что научить малыша говорить легче, чем решать математические задачи или водить машину. Но придет свое время, и он сможет сделать это, так как из­менится его чувствительность к этим воздействиям.
Каждый человек в своем развитии проходит периоды повышенной чувствительности к тем или иным воздействиям, к освоению того или иного вида деятельности. Известно, например, что у ребенка 2—3 лет интенсивно развивается устная речь, в 5—7 лет он наиболее готов к овладению чтением. В дошкольном возрасте дети увлеченно играют в различные ролевые игры («Дочки-матери», «Космонавты и инопланетяне», «Полицейские и гангстеры») и обнаруживают чрезвычайную способность к перевоплощению и вживанию в роли. Важно отметить, что эти периоды их особой готовности к овладению специальными видами деятельности рано или поздно кончаются. Если какое-либо качество не получило своего развития, то дальнейшее его становление оказывается чрезвычайно затруд­нено, а то и вовсе невозможно. Например, если момент упу­щен, то в подростковом возрасте уже очень трудно научиться прямохождению и речи. Поэтому «дети-маугли», прожившие долгое время с дикими животными, попав в человеческое об­щество, так и не смогли стать полноценными людьми.
Исследования, проведенные, правда, в основном на животных, показали, что сензитивные периоды могут быть очень короткими и составлять недели и даже дни. Но зато формирование определенной функции может произойти почти мгновенно, в результате 1—2 повторений. Так, утята моментально и на всю жизнь запоминают первый движущийся объект, который они увидят сразу после рождения. Обычно это бывает утка-мама. Но психолог Лоренц сделал так, что утята первым увидели его в клетчатых брюках. После этого весь выводок дружно следовал за ученым, куда бы он ни шел. Однако стоило ему сменить одежду, как утята не обращали на него никакого внимания. Именно так в детстве фиксируются, напри­мер, эмоциональные реакции на различные события. И если в какой-то ситуации мама плачет или смеется, то и ребенок реагирует так же. Применяя все сказанное к специальным способностям, можно предположить, что и они имеют свои сензитивные периоды или отдельные моменты, в которые они по­лучают (или не получают) своего рода толчки к развитию.
Еще одним важным условием развития способностей следует считать формирование настойчивости, умения максимально напрячься для достижения цели. Способности развиваются тем успешнее, чем чаще в своей деятельности человек добирается до предела своих возможностей и постепенно поднимает этот потолок возможностей все выше и выше. Это как если бы спорт­смен мог подтянуться 20 раз, но после этого подтянулся еще 2—3 раза. И здесь можно не опасаться перенапряжения и переутомления.
Важно также соблюдать еще одно условие: формирующейся личности надо предоставлять большую свободу в выборе видов деятельности, в чередовании дел, в выборе способов работы и т. д. Но предоставленная ребенку свобода не исключает, а, наоборот, предполагает ненавязчивую, умную, доброжелательную помощь взрослых. Самое сложное здесь заключается в том, чтобы не превращать свободу в безнаказанность, а помощь — в подсказку. Взрослые не должны делать за ребенка то, что он сам может сделать, думать за него, когда он сам может додуматься, и т. д. Неотъемлемый компонент способностей — повышенное стремление к цели, мотивация достижения. Она обеспечивает интенсивную и в то же время естественно организующуюся деятельность, необходимую для развития способностей.
Профессионалы с детских лет
В некоторых случаях будущий профессиональный выбор оказывается предопределен сформировавшимися у родителей ожиданиями на основе ранних проявлений способностей: «Он уже складывает цифры как Лобачевский»; «Она танцует как Плисецкая».
Действительно, некоторые дети с раннего возраста особенно настойчиво тянутся к учению, ищут, требуют умственную нагрузку. Нередко уже в 3—4 года они умеют читать и считать, увлекаются разными умственными занятиями, например освое­нием географических карт, разного рода вычислениями и т. д.
Встречаются дошкольники, которые свободно оперируют дробями, пишут печатными буквами без ошибок длинные фразы, умеют анализировать, обобщать, делать выводы. С поступлением в школу таких детей обнаруживается, что некоторые из них в умственном отношении уже далеко впереди своих ровесников. Именно таких детей — с ускоренным умственным развитием — называют одаренными. Среди особенностей одаренных детей заметна их способность к подражанию, к усвоению того, как говорят и мыслят старшее. Старшим подросткам свойственна особая расположенность к сознательной саморегуляции. У младших школьников наряду с изменениями в уровне умственной активности возрастает и качественно преобразуется способность к ее регулированию. Есть дети с поражающими умственными способностями. Таких детей обычно называют вундеркиндами. Так, некоторые из них в свои 12—14 лет смогли поступить в университеты и институты. Вундеркинды были во все времена. Вундеркиндом считался, например, Виктор Гюго, который в 15 лет получил почетный отзыв Французской академии. А. Грибоедов поступил в Московский университет в 11 лет, а в 15 лет закон­чил уже 2 отделения (словесное и юридическое) философского факультета. У И. Мечникова любовь к природе проявилась с детских лет. Едва начав учиться, он писал «сочинения» по ботанике и «читал лекции» своим братьям и другим детям. Очень рано овладел микроскопом. За 2 года закончил с отли­чием Харьковский университет.
Наблюдения показывают, что самая общая психологичес­кая особенность детей с ранним расцветом умственных способностей — высокая активность ума, повышенная склонность к умственной деятельности. Иногда родителей таких детей беспокоит то, о чем другие могут только мечтать: ребенок про­читывает в доме все книги, он поглощен решением задач, его не оторвать от монтирования каких-нибудь устройств и т. д. Для таких детей умственная работа — это, прежде всего, увлекательнейшие упражнения. Они не знают, что такое скука, что такое лень. Они умеют с увлечением работать в неблагоприятных условиях: во время шумной, веселой перемены в школе, среди громкого разговора дома. При этом тяга к умственным занятиям захватывает всю личность ребенка.
Одаренные дети проявляют громадное упорство в области своих интересов. Поэтому один из самых ранних показателей одаренности — это время, в течение которого 2—3-летний ребенок может заниматься одним делом. Одаренные дети бывают поглощены своим занятием несколько часов подряд и возвращаются к нему в течение нескольких дней, в отличие от обычного ребенка того же возраста. Одаренность не является единственным фактором, определяющим выбор профессии, как не является она и единственным фактором, определяющим успешность выполнения деятельности. Помимо одаренности человек, как минимум, должен обладать соответствующими знаниями и умениями.
Конечно, и традиции семьи, и ранние проявления способностей ребенком в какой-то области — веские аргументы в выборе конкретной специальности. Однако нередко они являются слишком субъективными и не основываются на реальных достижениях. Взрослые видят в своих детях то, что они хотят видеть: свои несбывшиеся мечты, неосуществленные стремления, переходящие из поколения в поколение рассказы о семейных традициях. Подобные факты имеют тем большее значение для правильного выбора, чем полнокровнее, активнее стремится подросток включиться в деятельность, сопряженную с будущей профессией, чем критичнее и объективнее оценка его возможностей и притязаний.
В любом случае прогноз о пригодности индивида к той или иной деятельности должен основываться на положении о развитии способностей в деятельности. Известный психолог С.Л. Рубинштейн в своем труде «Проблемы общей психологии» следующим образом сформулировал основное правило развития способностей человека: « Развитие способностей совершается по спирали: реализация возможности, которая представляет собой способность одного уровня, открывает новые возможности для дальнейшего развития способностей более высокого уровня. Одаренность человека определяется диагнозом новых возможностей, которые открывает реализация наличных возможностей».
Не всегда протест выражается прямо. Не все могут или хотят говорить с родными о собственных взглядах на своё профессиональное будущее. Часто не облечённые в точные слова взаимные претензии и недовольство приобретают характер конфликта между поколениями. В такой борьбе бывают «все средства хороши». И выбор профессии для подростка становится не серьёзной темой для размышления и трезвого анализа, а способом ещё раз показать родственникам свою позицию «против». Как говорится, «назло кондуктору куплю билет и пойду пешком».
Случается, конфликт так обостряется, что грозит перерасти в настоящую войну. В этих условиях стоит задуматься родителям, но не только им. Некоторая доля рефлексии — анализа собственного психологического состояния полезна и самому подростку. Необходимо разобраться, не решаются ли в форме данного столкновения совершенно другие проблемы. Похвально отстаивать собственный взгляд на своё профессиональное будущее. Но нужно постараться не попасть в ловушку «протеста ради протеста», когда настаиваешь на чём-то, просто чтобы досадить близким. Такой эмоциональный шантаж не говорит ни о зрелости личности, ни о самостоятельности в поисках призвания. Ведь выбор профессии связан не столько с текущим моментом, сколько с предстоящей взрослой жизнью. Решение, при­нимаемое подростком исключительно назло родителям, нередко негативно сказывается в дальнейшем. Может случиться, что приобретённая профессия не позволяет успешно самореализоваться или не совпадает с истинными интересами и склонностями человека.
 



ЧТО МОГУТ СДЕЛАТЬ РОДИТЕЛИ, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ РЕБЁНКУ ВЫБРАТЬ ПРОФЕССИЮ?

К моменту, когда встает проблема выбора, в 15-17 лет, молодые люди имеют очень смутные представления о себе, они еще мало в чем успели себя попробовать. Так же мало подростки знают и о различных специальностях, чаще всего их представления поверхностны. В этом возрасте их больше занимают вопросы взаимоотношений со сверстниками, а не будущая работа, которая кажется мифически далекой. 
Получается, что один из самых важных выборов в своей жизни молодые люди делают, руководствуясь случайными обстоятельствами, иногда значимыми, но не имеющими никакого отношения к грамотному выбору профессии.
Родители могут позаботиться о том, чтобы ребенок был достаточно взрослым к моменту выбора. Ощущал свою независимость в делах, мыслях, поступках. И действовал исходя из внутренних убеждений и критериев, а  не опираясь на внешние. Чтобы имел сформированные идеалы, знал к чему будет стремиться. Был способен принимать решения самостоятельно. Спокойно и позитивно относился к  своему будущему. Для этого нужно быть всего лишь достаточно хорошими родителями, слушать и слышать своего ребенка, любить его. 
Во-вторых, мамы и папы могут создать условия для того, чтобы ребенок узнал свои способности и ограничения. Смог попробовать различные занятия, понял, что ему нравится делать, что у него хорошо получается, а что нет. Часто приходится слышать от родителей, что им надоело, когда ребенок постоянно бросает кружки, дополнительные занятия. Они хотят, чтобы он с малых лет выбрал себе путь и планомерно двигался к определенной цели. Но это ошибка. Cлишком велик соблазн идти по пути наименьшего сопротивления, заниматься преимущественно тем, что хорошо получается. В результате может получиться так, что имея отличные успехи в математике, ребенок может оказаться слаб физически или совершенно не сведущ в литературе. Еще хуже, если он окажется не приспособлен к социальным контактам со сверстниками, и у него возникнут проблемы в общении.
Поэтому здорово, если ребенок во многом себя пробует – и спорт, и музыка, и живопись. Ходит в туристический походы и в литературный или биологический кружок. И не стоит огорчаться, если сын или дочь начинает чем-то заниматься, а через год бросает и переключается на другое. Ведь в этом поиске он многое узнает о себе и о мире профессий. 
Единственным условием должно быть прохождение полного цикла каждого вида деятельности. Если это спорт, то от тренировок к первым соревнованиям, если музыка или танцы, то от разучивания танца или музыкального произведения к концерту. Это важно, потому что человек должен понимать, что привлекательные стороны профессии появляются не сразу, до этого необходимо выдержать время рутины. Ребенку необходимо пройти хотя бы один полный цикл обучения определенному делу,  чтобы отличить отсутствие желание заниматься именно этой работой, от отсутствия желания вообще прикладывать какие-либо усилия.
Работа с психологом помогает подросткам заметно облегчить трудоемкий процесс выбора профессии. А главное, сделать его гораздо более точным. Вот как это происходит. 
Психологические тренинги помогают  подросткам обрести готовность к выбору профессии. Дети участвуют в специально смоделированных коммуникативных и ролевых играх. Это позволяет им настроиться на самопознание, увидеть  свои личностные особенности, получить доступ к своим желаниям, поверить в то, что можно добиться намеченных целей, если захотеть. Во время упражнений ребята могут не только узнать о себе новое, но и улучшить свои навыки взаимодействия с другими людьми, понять свои ошибки и исправить их. 
Дети пробуют себя в разных ролях и в разных видах деятельности. Иногда им приходится брать на себя функцию лидера, иногда учиться играть второстепенную роль. Пробовать договариваться в конфликтной ситуации. Планировать и реализовывать свои проекты. Создавать нечто новое, искать внутри себя творчество. 
И в результате мы можем увидеть:
·    Способен ли подросток отвечать за свои поступки? 
·    Какую позицию он чаще всего занимает в группе, как общается с окружающими?
·    Насколько  он склонен к самоорганизации, может контролировать свои желания и чувства? 
·    Есть ли у него организаторские, лидерские, творческие способности? 
·    Какова его работоспособность в различных условиях? 
Cпециальные диагностические методики позволяют выявить способности, интересы, склонности участника. Узнать его особенности мышления, памяти, внимания. Получить представление о  его эмоционально-волевой системе, личностных качествах.
Такое сочетание методов позволяет проверять данные тестов непосредственно наблюдением за поведением ребенка в группе и составлять более объективный портрет его личности. Кроме того, тут же сверять его с представлением самого человека о себе. А после этого самому подростку становится намного понятнее, какая деятельность будет для него наиболее подходящей.
Подводя итог, следует отметить, что для того, чтобы сделать правильный выбор, человек должен хорошо знать:
·    чем он хочет заниматься, что ему нравится делать
·    какими способностями он обладает, что он может делать и насколько та профессия, которой он предполагает заниматься востребована на рынке труда. 
Все это можно понять, только опытным путем, участвуя в тренингах, пробуя разные специальности, общаясь с представителями различных профессий. Чем больше активности подросток будет проявлять в поиске подходящего дела, тем более продуманным и стабильным будет его выбор
 



БУДУЩАЯ ПРОФЕССИЯ ВАШЕГО РЕБЁНКА.

Выбор профессии — одно из важнейших решений, принимаемых нами в жизни. Все мы хотим, чтобы работа соответствовала нашим интересам и возможностям, приносила радость и достойно оплачивалась. Для того чтобы это решение было взвешенным и почву для его осуществления можно было подготовить, необходимо принимать его до того, как ребенок начнет лихорадочно готовиться к ЦТ. Лучше всего начинать задумываться об этом всерьез, начиная с 7-8 классов. Если избранный профиль потребует предварительной серьезной подготовки, будет возможность поступить в специальную школу или пойти в профильный класс.
Многие родители, когда речь заходит о выборе профессии, сначала предпочитают задумываться об этом сами. Они могут обсуждать этот вопрос между собой, с учителями в школе, с родственниками и друзьями, но почему-то в последнюю очередь обращаются с этим разговором к ребёнку. При этом они обычно руководствуются мыслью о том, что ребёнок в 14-15 лет ещё не достаточно созрел для обсуждения этой темы. Подобный подход к делу не способствует ни ответственному отношению к поиску профессии со стороны ребенка («родители все равно решат за меня»), ни возникновению сотрудничества между ребенком и родителями в построении его судьбы (не удивляйтесь потом, что ребенок «не спросил вас»).
Необходимость привлекать подростка к решению этого вопроса вовсе не сводится к тому, чтобы говорить с ним о конкретном выборе. Очень важная вещь, которую могут сделать тут любые родители – это просвещение ребенка в том, какие бывают профессии и с чем связана жизнь их представителей. Расскажите ребенку о профессиях окружающих – родственников, друзей семьи, о своей собственной работе. А как вы выбирали профессию? С чем связан был ваш первоначальный выбор? Остался ли он для вас актуальным или вы работаете в иной сфере? И это не обязательно должен быть деловой разговор, вы можете просто поделиться с ребёнком своим жизненным опытом. Не бойтесь рассказывать о своих ошибках, вы не потеряете свой авторитет в глазах сына или дочери, если просто будете откровенны. Люди, которые спокойно рассказывают о себе, не стесняясь своих слабостей, как раз наоборот производят впечатление сильных. Кроме того, таким образом, вы, возможно, избавите своего ребёнка от излишней тревоги: часто молодым людям кажется, что их сомнения и опасения – это следствие их слабости. Им пока трудно принимать решения не только потому, что они не знают, что выбрать, но и потому, что им трудно быть уверенными в собственном выборе. Возможна и обратная ситуация – ребёнку все легко удаётся, он отлично учится в школе. И вот он уже уверен, что перед ним легко откроется любая дорога. Пусть он знает, что вы – такой успешный и сильный человек – сталкивались с немалыми трудностями на пути поиска себя.
Современные услуги в области профориентации достигли серьёзных высот. Вы можете найти центр, где ваш ребёнок не только пройдет тестирование и собеседование со специалистами, но и узнает многое о современных профессиях благодаря специальным экскурсиям и общению с профессионалами высокого уровня. Но все это ни в коем случае не способно заменить ему живого общения с вами, вашей помощи и поддержки.
Главное – не будьте слишком напористы и не принимайте решение вместо вашего ребёнка, у которого взрослая жизнь уже не за горами. Научитесь доверять ему даже в решении тех вопросов, которые пока кажутся слишком взрослыми. Вы увидите, что ребёнок сам обратиться к вам за советом и поддержкой, если вы не будете действовать вместо него.
 



КАК ПОМОЧЬ РЕБЕНКУ ПОДГОТОВИТЬСЯ К ЭКЗАМЕНАМ

Советы родителям.
Как помочь ребенку? Слово «экзамен» переводится с латинского как «испытание». И именно испытаниями, сложными, подчас драматичными, становятся выпускные экзамены в школе. Безусловно, экзамены — дело сугубо индивидуальное, выпускник оказывается один на один с комиссией. А родителям остается только волноваться за своего ребенка, ругать его согласно русской традиции или пытаться поддержать на расстоянии. Взрослые уже сделали все, что было в их силах. Замечательно, если у родителей есть возможность оплачивать занятия с репетиторами, но только этим их помощь ни в коем случае не должна ограничиваться. Именно родители могут помочь своему выпускнику на

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.